igor_sabadah (igor_sabadah) wrote,
igor_sabadah
igor_sabadah

Categories:

Бойтесь сбыты мечт:)

НЕ моё, взято отсюда
http://samlib.ru/w/walin_j_p/wwalin_j_prpo4.shtml

   На подземной стоянке было душновато, хотя машин немного. День будничный, посетителей в торговом центре немного, могли бы распродажи делать.
  Распродаж Тоник не обнаружил и вообще день выдался отвратительный. С работы пришлось отпрашиваться, весь этот переезд и волнения ощутимо истощили тонкую нервную организацию Тоника. С непосредственным начальником он знал как уладить дело, но в остальном... И опять новые затраты...
   Молодого человека вновь выгнали с квартиры.
   Нет, договор на аренду был выполнен целиком и полностью - уж в этих-то делах Тоник был подкован. Тут дело принципа: до последней минуты оплаченного периода квартира остается за ним. Никаких уступок и снисхождений! И сейчас полностью отстоял свои права и даже больше.
  Хозяйский пылесос был вынесен в машину заранее. Хозяйке Тоник сказал что понятия не имеет о каком-то там пылесосе. Доверчивая хозяйка опрометчиво зачла "страховые" как квартплату за последний месяц и квартиросъемщик ничем не рисковал. Теперь приобретенный бытовой аппарат стоял на заднем сидении машины и пачкал обивку. Видимо, придется выбросить - это позор, а не бытовая техника. Но взять - дело принципа!
  Тоник глянул сквозь стекло на трофей и слегка улыбнулся. Будет знать, дура, как приличных жильцов выгонять.
  Все же было обидно. Только обжился, купил широкую стильную кровать и опять переезд. В новой съемной квартире черное лакированное ложе смотрелось как-то не так. Да и квартиру пришлось снимать не в Центральном округе, а рядом. Не престижно, но что делать - кризис.
  В вопросах престижа Тоник разбирался тонко. Основа основ: как одет, как пахнешь, куда пригласишь нового знакомого. Уже не первый год делая карьеру в Москве, молодой, перспективный специалист точно знал - прокол во внешнем виде и манерах недопустим. Особенно если начинаешь с "низкого старта".
  Тоник уже давно запретил себе вспоминать о первородном грехе провинциальности. Да, по паспорту он все еще оставался Астраухом Антоном Борисовичем, уроженцем города Молодечно. Но что это за имя и что за место вступления в жизнь?! Невыносимо! Замена фамилии стояла в бизнес-плане молодого специалиста, но на переоформление требовалось накопить денег. А пока он оставался для друзей и знакомых просто Тошенькой, а лучше Тоником. И современно, и космополитично.
  Антон считал себя прогрессивным европейским метросексуалом. Актуальность и мода требовала немалых жертв. Одинокому молодому человеку приятной наружности не так-то просто устроиться в этой жизни. Особенно когда юность проходит, лицо и кожа неумолимо грубеют. Но Тоник знал, что успеет, не упустит свой шанс. Никогда и ни за что не упустит! Вообще-то его не привлекали мужчины. Атавистическая тяга к светловолосым дамам строго полу-рубенсовских параметров все еще искушала молодого человека. Но он знал, что через женщин карьеру сделать гораздо сложнее. Куда разумнее искать удачного бой-френда и покровителя.
  Тошенька искал, находил, терял и находил снова. Он был упорен и мил, улыбчив и обаятелен. Главное не пропустить момент и настоящую - Свою! - добычу.
  Тоник вздохнул, озирая залитую тусклым светом стоянку. Следовало сесть за руль и ехать на новую нелюбимую квартиру.
  Он не любил Москву с искренней ненавистью будущего настоящего европейца. Город, в котором легко зарабатывать деньги, в котором много ночных клубов и богатых мужчин, и в котором решительно невозможно быть счастливым. Он уедет отсюда! Непременно уедет! К ласковому солнцу и мурлыканью прибоя, к чистым небесам, и крупным оливкам в мартини. К вечной истоме и неге. Как-то на Новый год ему подарили огромный пазл: вилла с воздушными арками и огромным розарием, пониже бухта с пенным прибоем, белоснежная яхта. Тоник собирал картину неспешно и сладостно - каждый мазок картонного рая наполнял молодого человека возбуждением и едва сдерживаемым экстазом. Туда! На Корсику и Сицилию, в Италию! Прованс, Монако, солнечная Нормандия! Он грезил Средиземноморьем, пусть слегка путаясь в географии, но точно зная, что душой и астральным телом он родом именно с тех чудесных берегов. Порой он с волнением отмечал в себе нечто ахейское, практически византийское, и был готов согласиться даже на Грецию. С определенными оговорками, разумеется.
  Но его возили в бюджетную Турцию, пивную Чехию и утомительную Черногорию. Но как же Рим, Генуя, Карфаген и прочая истинная Италия?! С ее историческим многовековым достоинством, властными цезарями и консулами, страстными ретиариями, украшенными очаровательными золотыми рыбками на шлемах, с красавцами-бестиариями, с баснословно богатыми латифундистами, высокомерными, но немыслимо щедрыми и очаровательно распущенными сенаторами и ликторами... Колизей и Нерон, трибуны и тибрские бани, луперкалии и лупанарии! Все эти красивые слова звучали тонкой мелодией, пусть утерянной навсегда, но готовой возродиться в новом современном качестве для одного милого и умного молодого человека. Несколько раз Тонику снилось, как он сидит у ног крупного мужчины, укутанного в бело-пурпурную тогу, пахнущую розовым маслом, дорогим вином и почему-то чуть-чуть анашой. А дальше все пойдет естественно и гладко: вилла, мраморный бассейн, беззвучная невольничья прислуга... И личный счет в банке, о размере которого говорят лишь почтительным шепотом.
  Тоник верил в свою звезду, но, черт возьми, почему все идет так трудно и медленно?! Почему он должен торчать в этом мрачном огромном подвале стоянки, возле своей новой, но, увы, невыразительной машины? Отчего он обязан размышлять об унылых вещах? Вот: красуется же рядом такой большой и комфортный джип, так почему ключи от этого лакированного статусного комфорта у кого-то другого? Чем тот, иной, лучше?!
  Дверь черного, вроде бы необитаемого джипа мягко распахнулась, оттуда вывалилась компактная черная собака и радостно зарысила к выходу со стоянки. Навстречу псине шел крупный, великолепно одетый мужчина...
  Собак Тоник не любил - они не всегда хорошо пахнут и требуют внимания. Но этот пес выглядел ухоженным, мускулистым, видимо, какой-то особой бойцовой бульдожьей породы. В породах молодой человек не очень разбирался. Зато он разбирался в настоящих мужчинах...
  Сердце Тоника дрогнуло. Вот. Вот истинный джентльмен! Вот цель!
  Мужчина был вальяжно-крупен и породисто грузноват. Безупречный костюм, чуть измятый, уверенные движения, блеск черного перстня на левой руке. И главное лицо... Гладкое, с массивным раздвоенным подбородком, выразительным римским носом и абсолютно чеканным, монетным профилем. Патриций. А может и сенатор.
  Красавец мельком глянул на застывшего Тоника, что-то сказал собаке. Пес подпрыгнул, засеменил рядом с хозяином. Остановились у сияющего джипа.
  ...- Я и говорил - сплошь гадость. Не, я взял попробовать, но пеняй на себя, - добродушно предупредил бульдога джентльмен и полез в карман.
  Он извлекал пакетики собачьего корма, вскрывал и выдавливал прямо на бетон у машины. Пес вдумчиво принюхивался.
  У Тоника сложилось впечатление, что из неисчерпаемых карманов появлялся не только собачий, но и кошачий корм, но дело было не в этом. Молодой человек был восхищен экстравагантностью незнакомца - в супермаркете за корм тот явно не платил. Какая очаровательная причуда! Тоник и сам порой выносил кое-что мимо кассы, но тут...
  Бульдожек рискнул что-то попробовать, Патриций одобрил:
  - Верно, вот это с тунцом еще туда-сюда.
  Пес согласно дернул намеком на хвост и принялся жевать, правда, без особого восторга. Хозяин кинул себе в рот катышек отвратительного желе, задумчиво причмокнул, глянул на Тоника и тряхнул пакетом:
  - Хотите?
  - Благодарю, но, нет, - пролепетал молодой человек.
  - Верно. Что там набодяжили и под мелкоскопом не разберешь, - джентльмен осуждающе покачал головой и сунул себе в рот еще кусочек.
  У Тоника вновь кольнуло сердце. Это шанс. Это намек. Именно таким, неподражаемо стильным и экстравагантным, обладающим мудрым, чуть насмешливым взглядом, в костюме от Хьюго Босса, и должен быть покровитель... Его Покровитель!
  Тоник грациозно облокотился о капот своей машины. Патриций-Консул глянул на него повнимательнее.
  Молодой человек знал, что в свежей сорочке и своих идеальных джинсах от Ла-Хуини он выглядит очень и очень недурно. Оставалось правильно улыбнуться - ямочка на левой щеке обычно чаровала эстетов. Тоник тонко, эксклюзивно улыбнулся.
  - Надо чего? - заинтересовался Патриций-Консул. - За стоянку тут деньги собираешь?
  - Ну что вы! Смотрю что за очаровательный у вас песик. Как его зовут?
  - Его-то? - джентльмен посмотрел на поджарый зад своего питомца. - Это секретная информация. А то так и норовят моего молодца сманить.
  По-видимому, это была шутка - бульдог хрюкнул, выплюнул невкусное желе "со вкусом кролика" и с любопытством взглянул на Тоника.
  - Какой красавец! - умилился молодой человек.
  - Вижу, разбираешься, - одобрил Патриций-Консул и заглянул сквозь стекло в машину нового знакомого. - Из каких будешь? Этот самый... уборщик-отсосник по вызову?
  Проклятый пылесос! Тоник заалел щеками:
  - Нет, это случайно просили подвезти. Консьерж, знаете ли, взмолился...
  - Надо же, - джентльмен с неожиданным интересом разглядывал пылесос. - А какой там диаметр патрубка?
  Намек слегка испугал Тоника - ему приходилось участвовать в разных играх, он знал, что если нужно, может выдержать многое, но патрубок это слегка напрягает...
  - Я к тому, что нужна для одной безделки гибкая труба "на три четвертых", - пояснил Патриций-Консул. - Желательно из нержавейки.
  - Так берите целиком! - воскликнул Тоник. - Буду только рад.
  - Экий молодой, но щедрый, - удивился джентльмен, обращаясь в большей степени к псу - тот кивнул лобастой башкой.
  Тоник понял, что вот он - решающий момент всей жизни. И заговорил...
  ...Он точно соблюдал пропорцию и схему: расположить к себе, привлечь сексуально и эмоционально, немного поэзии, больше шарма. Все как на курсах по "психологии личного успеха"...
  Патриций-Консул, его пес слушали со странным выражением. Чуть опустилось стекло джипа со стороны водительского сидения - возможно, там сидел личный водитель Патриция. Как страшно он мешал! Но Тоник поставил все на карту и чаровал, чаровал...
  Не вышло. Не успел - к машине шел невысокий мужчина. Загорелый, изящный, с удивительно легкими грациозными движениями. В руках он держал свернутое кольцо медной или латунной трубки - в ненужных технических подробностях Тоник никогда не разбирался. Но и так понятно - этого парня и ждет Патриций-Консул.
  - Это что? - поинтересовался загорелый, глядя на Тоника с брезгливым пренебрежением.
  - Абориген. Редкостный мечтатель, - объяснил джентльмен. - Ты ту шмондюковину на три четверти нашел?
  - Нету, - пробурчал загорелый. - Такое здоровенное торжище это "Леруа", а чего хватись...
  - А я нашел! - радостно объявил Патриций-Консул. - Вот, от пылесоса можно отодрать. Если молодой человек не возражает, конечно.
  Тоник поспешно распахнул дверцу и вынул пылесос.
  - Может и подойдет, - буркнул загорелый, оценивая наконечник шланга. - Беру...
  Пылесос лишился шланга, грубиян коротко кивнул Тонику и шагнул к джипу:
  - Поехали.
  Тоник на миг зажмурился. Упустил! Такой великолепный шанс и упустил!
  - А вопросец-то - фигня, - задумчиво заметил Патриций-Консул. - Значит, взморье, виноград, лазурное небо, легкие одежки и все такое? Так, малыш?
  Тоник потрясенно закивал. Как лаконично, как безупречно все сформулировано! Неужели Он понял?!
  - Сделаем! - решительно выпятил аристократичный подбородок джентльмен. - Сделаем, а? - уточнил он у пса.
  Бульдог выразил полнейшую готовность посодействовать.
  Распахнулась дверца джипа, высунулся водитель - с виду совершеннейший мальчишка:
  - Слушай, тут у них свои порядки. Ющецовость в крови. Пусть так живет.
  - Не, если мечта у человечка есть, так отчего не помочь, - возмутился Патриций-Консул. - Тем более нам лапу задрать надо, а тут противно и вонища.
  Тоник ощутил смутное беспокойство: нет, мальчишка водитель оказался не так уж красив, явно не конкурент. Но отчего в замке зажигания джипа торчит что-то вроде грубого ножа и примотанного к нему скотчем смартфона? Или показалось?
  - Только недолго, - морщась, потребовал почему-то не по-русски загорелый мужчина.
  - Да когда у меня долго-то бывало, а, грузчик? - откликнулся Патриций-Консул.
  Почему они вдруг заговорили по-английски и почему тот вдруг "грузчик"?
  Додумать молодой и подающий надежды мечтатель не успел, его ухватили за рукав.
  - Ну-ка, где у нас страна грез?
  ... Ослепительный солнечный свет ударил в глаза, ослепший Тоник судорожно зажмурился... Рукав отпустили, лицо ласкало и гладило душистое терпкое тепло. Когда он открыл глаза, кругом сиял зелено-голубой пронзительный мир. На горизонте высилась цепь изумительно живописных невысоких гор, вокруг простирался виноградник, тяжелые полупрозрачные грозди свисали чуть ли не до земли. Умиротворяющее журчало - бульдожек, задрав лапу, поливал ближайшую лозу. ..
  - Хорошее место. Сытное, почти мирное. И море, опять же, рядышком, - сообщил Патриций-Консул и величественно указал дланью на ближайшую вершину: - Везувий, кажется. Или Этна? Вечно путаю. Ну, сам разберешься. Тебе вот туда. Там эта... вилла, хозяин, эргастулы, вертухаи и все такое прочее. Очень пид..сные условия, даже и не сомневайся. Успеха! Да, за шланг спасибо! Хотя может он и не подойдет. Вечно у нас технические сложности...
  В следующий миг джентльмен и пес исчезли.
  Первые три года Антонику жилось нескучно. Потом втянулся и привык. Научился ухаживать за лозами, удобрять почву, высыпаться до рассвета и ценить просяную кашу. А климат здесь действительно был чудесным. С Москвой и не сравнить...
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment